Святые христианства:

Святой Алексий

News image

30-го марта (17-го по старому стилю) Церковь празднует память святого Алексия, человека Божия. Дивный этот святой и ...

Азбука христианства:

Азбука православного христианина

Храм начинается с молитвы. Богу угодна не всякая молитва, но произносимая с верой, пониманием и в правильном состоянии духа. Поэтому пе...

СИМВОЛ ВЕРЫ

Православная христианская вера в наиболее кратком, емком и доступном виде, изложена в молитве, называемой Символ Веры . Эту молитву об...

БОГ ОТЕЦ

О том, что Бог един, мы можем узнать не только из откровения Божьего, из Библии, но и наблюдая окружающий нас мi...

Авторизация



Партнеры

Главная - Старообрядчество - Соловецкое восстание (1668–1676)

Христианское богословие

News image

Конкретное рассмотрение христианской религии необходимо включает в себя знакомство с христианской теологией, которая имеет целью до...

Христианство

News image

Христианство принципиально не может быть сведено к вероучению, к морали, к традиции, потому что по св...



Соловецкое восстание (1668–1676)
Направления - Старообрядчество

соловецкое восстание (1668–1676)

Глава книги: Макарий (Булгаков) Митрополит Московский и Коломенский
История Русской Церкви

Митрополит Макарий в книге о расколе привлек к исследованию три группы источников: документальный материал, опубликованный к тому времени в АИ, ААЭ, ДАИ, церковную полемическую и обличительную литературу (главным образом, послания Игнатия, митрополита Тобольского), старообрядческую литературу. Хотя впоследствии круг источников значительно расширился, но и на основании того материала, которым располагал высокопреосвященный историк (многие тексты он использовал по рукописям своей личной библиотеки), описан основной ход восстания; обращается внимание на ряд важных моментов его истории: существование в монастыре двух партий, которым дано определение по принципу их отношения к царским указам (выступавшие против них и желавшие им покориться); организация «возмущения» не столько иноками соловецкими, сколько мирской частью «насельников» монастыря — бельцами, в том числе и бежавшими сюда участниками восстания С. Т. Разина. Личные страсти, руководившие ими, приводили к упорнейшему сопротивлению царской власти. В отличие от широко распространенного (до его труда и после) мнения о том, что осада монастыря длилась 8 или даже 10 лет, митрополит Макарий считал, что об осаде можно говорить лишь применительно к двум последним годам (1674–1676), а «дотоле прямой осады вовсе не было».
Сопротивление Соловецкого монастыря никоновским реформам, несогласие с «новоисправленными» книгами начались еще в середине — 2-й пол. 50-х гг. Исследователи, писавшие о восстании после митрополита Макария, объясняли недовольство монастыря и экономическими мотивами. Так, И. Я. Сырцов, использовавший для своей работы материалы монастырского архива, отмечал, что патриарх Никон урезывал материальные достатки монастыря отпиской некоторых соловецких угодий, стеснял его самостоятельность. Эта тема была развита А. А. Савичем, который видел в монастыре прежде всего хозяйство, вотчину, «крупную феодальную сеньорию» с феодальными вольностями; она содержала войско и не собиралась поступаться своей самостоятельностью. А. А. Савич, характеризуя политику вокруг монастыря, начинал издалека, с середины и даже начала XVI в., сконцентрировал внимание на времени патриарха Никона, вмешивавшегося в управление и внутреннюю жизнь монастыря. Особенно большой урон он нанес монастырю, увезя в 1652 г. в Москву мощи святителя Филиппа, привлекавшие богомольцев. Позднее Н. А. Барсуков уделил большое внимание хозяйственно-экономическим порядкам в монастыре накануне восстания и возможным причинам недовольства патриархом Никоном. Однако следует обратить внимание на то, что исследователи почти не располагают какими-либо прямыми свидетельствами того, что и накануне, и в ходе восстания существовали какие-либо иные мотивы, кроме религиозных, за исключением приобретавшего политический оттенок «немоления за царя», хотя и в нем сохраняется значительный религиозный момент, эсхатологическая основа. Лишь в «роспросных речах» (1674) одного из монастырских «выходцев», где сообщается об укреплении стен монастыря и обеспечении его запасами («дров навозили лет на десять»), сообщается о таких настроениях среди восставших: «...Называют Соловецкий монастырь своим монастырем, а великого государя землю называют только по монастырь». По-видимому, высказывания подобного рода находятся в основе утверждения А. П. Щапова, видевшего в восстании «антагонизм Поморской области против Москвы». Однако мы не знаем, передавался ли здесь один из многочисленных «толков», или это была позиция какой-то части сторонников вооруженной борьбы. Но даже и в этом случае надо учитывать многочисленные показания источников о насильственном навязывании ими своей позиции вооруженной борьбы той части, которая оставалась в рамках религиозных требований.
По мысли митрополита Макария, «почин возмущения» был положен, когда в монастырь были присланы новоисправленные книги. 8 июня 1658 г. «черный Собор» утвердил «соборный приговор соловецких иноков о неприятии новых книг», подписанный всей братией. Но трем из подписавших приговор священников, которые хотели сохранить верность Церкви — использовать вновь присланные Служебники, удалось отправить челобитную патриарху Никону, вопреки запрету архимандрита Илии богомольцам и другим лицам выносить из монастыря какие-либо послания. В челобитной сообщалось, что многие священники поставили свои подписи по принуждению со стороны архимандрита: «...И почал он нас к тому своему приговору насилу нудить руки прикладывать». Одного из них, отца Германа, «дважды плетьми били за то лишь, толко обедню пропел против тех Служебников в пределе с Евфимьем архидьяконом, и его было хотели бить за то»; после этого «наша братья, попы, убояся ево, архимарита, руки приложили, как он велел, что не служить по новым Служебникам». Подписанию соборного приговора предшествовали прения в монастыре, когда священники пытались убедить архимандрита принять церковную реформу: «И говорили ему, архимариту, все, чтоб он сам почал по тем Служебникам служить, и мы с ним; и он, архимарит, со своими советники про те Служебники и слышать не хочет, не токмо чтоб служить». Такое же отсутствие единомыслия по отношению к неприятию новых книг и другим вопросам будет проявляться и в дальнейших событиях в ходе восстания.
В течение долгого времени подача челобитных была главной формой «борьбы» соловецких монахов и бельцов. В них еще не было «противления» Церкви, но присутствовала жажда диспута, религиозного прения, стремления убедить и переубедить государственную власть, прежде всего царя Алексея Михайловича, в необходимости сохранения древней традиции. Никаких иных «лозунгов» они не содержали. Многие поборники старых книг и старых обрядов исходили из того, что между царем и патриархом существуют разногласия, и хотели «помочь» царю. Однако внутри монастыря, как уже говорилось, не было единства. Значительный отпечаток на своего рода «раскол» внутри монастыря накладывало соперничество между назначенным сюда после смерти архимандрита Илии Варфоломеем и бывшим архимандритом Савво-Сторожевского монастыря Никанором, проживавшим здесь «на покое».
Расхождения внутри монастыря отмечены еще в феврале 1663 г. Уставщик Геронтий, будущий автор соловецких челобитных, нарушил обычный ход богослужения — монахи заподозрили, что он служил литургию по никоновским книгам. Геронтий писал архимандриту Варфоломею, находившемуся тогда в Москве, что «вся братия и миряне» хотели его «камением побити» и грозились предать смерти. Варфоломей встал тогда на защиту Геронтия. Архимандрит не разделял целиком настроений братии и мирян против новых обрядов, сохранял связи с Москвой и освященным Собором, пытался смягчить позицию монастыря по отношению к церковной иерархии, но не имел значительной поддержки в монастыре. На Соборе 1666 г. Варфоломей хотя и подал челобитную о сохранении «старой веры» в Соловецком монастыре, но сам ее не подписал.
В монастыре «самовольством» был избран и поставлен в келари простой монах («будильщик») Азарий, а в казначеи — черный поп, уставщик и книгохранитель Геронтий. Это было нарушением правил, т. к. сменять келаря имел право архимандрит по соборному приговору и с разрешения царя. В Москву направлялись челобитные с жалобами на архимандрита Варфоломея и с просьбой о назначении вместо него архимандрита Никанора или кого-либо другого. Никанор фактически уже вел себя как настоятель (следует напомнить, что его назначение предполагалось еще после смерти архимандрита Илии, но тогда не состоялось). Человек властный и честолюбивый, он продолжал добиваться того, чтобы встать во главе монастыря, используя усиливавшиеся из-за никоновских реформ разногласия.
В июле–августе 1666 г. в Соловецкий монастырь по повелению царя и Вселенских патриархов было послано «Соборное повеление о приятии новоисправленных книг и чинов», его вез архимандрит Спасского монастыря Сергий. Но его миссия потерпела неудачу, в ответных челобитных Собор, братия и миряне во всем обещали покориться царской власти, просили лишь «веры не переменять» и вновь жаловались на архимандрита Варфоломея.
В феврале 1667 г. в Сумской острог, в 150 км от монастыря, прибыл для «сыскного дела» специальный следователь А. С. Хитрово. Он вызывал сюда для допроса старцев и слуг, но они на допрос не прибыли.
Новые материалы по истории восстания, введенные в научный оборот О. В. Чумичевой, показали обнаруженные в ходе следствия (уже в Москве) слухи о появлении в монастыре эсхатологических настроений: патриарх Никон является антихристом и желает стать «папой» и Алексей Михайлович — последний царь, т. к. «на Московском государстве было семь царей, а осмого-де царя не будет».
Первоначально московские церковные и светские власти пытались разрешить конфликт мирным путем: вызванного в Москву в том же феврале 1667 г. Никанора встретили как настоящего архимандрита, он отказался от прежних взглядов, однако притворно, т. к., вернувшись в монастырь, раскаялся вторично, «с раскольники вчинися». Архимандритом же назначили Иосифа, «келейного брата» и единомышленника Варфоломея. Когда он вместе с архимандритами Варфоломеем (для сдачи и приема дел) и Никанором (которому было определено «здесь жить на покое») прибыл в монастырь, Иосифа и Варфоломея не приняли и подвергли заточению. В Москву была отправлена четвертая челобитная, в которой монахи просили не принуждать их к перемене «предания и чина» прп. Зосимы и Савватия; они обращались к царю: «...Не вели, государь, больши того к нам учителей присылать напрасно... а вели, государь, на нас свой мечь прислать царьской и от сего мятежнаго жития преселити нас в оное безмятежное и вечное житие». Так же заканчивается и пятая челобитная. Мотив «непротивления» — важная составляющая религиозной мысли и древней, и новой России — звучит здесь с полной отчетливостью. Пятая, самая известная соловецкая челобитная, широко распространенная в старообрядческой книжности, носила уже скорее пропагандистский характер; не вполне ясно, была ли она сразу же получена царем. Ответ последовал на четвертую челобитную. 23 декабря 1667 г. были направлены две отдельные грамоты соловецким старцам, а также «слугам и служебникам» монастыря с предложением покориться, а 27 декабря 1667 г. был издан царский указ, означавший начало блокады монастыря за «противство» и «непослушание» светским и церковным властям, святейшим Вселенским патриархам. В указе предписывалось «Соловецкого монастыря вотчинные села, и деревни, и соляные и всякие промыслы, и на Москве и в городех дворы со всякими заводы и с запасы, и соль отписать на нас, великого государя, и из тех сел, и из деревень, и ото всяких промыслов денег, и хлебных всяких запасов, и соли, и всяких покупок с Москвы и из городов в тот монастырь пропускать не велели». Эти же предписания были повторены и в апреле 1668 г.: не разрешать отправлять в монастырь его хлебные запасы, присланные из Вологды и хранящиеся в амбарах в Холмогорах, а послать их в монастырские соляные промыслы для работных людей.
Когда весной 1668 г. открылась навигация, на Соловки прибыл стряпчий Игнатий Волохов с небольшим отрядом стрельцов (несколько более 100 человек). В ответ монастырь «заперся», что было началом его «сидения». По-видимому, в первый период царь Алексей Михайлович надеялся взять монастырь измором и устрашением, блокировав доставку продовольствия и других необходимых запасов, однако ее полному осуществлению препятствовали и природные условия, и связи монастыря с населением, оказывавшим поддержку прежде всего доставкой продовольствия. Блокада затягивалась, разрушение хозяйственно-экономических связей приводило к уменьшению добычи соли, упадку других промыслов; казна терпела убытки. Стрелецкие начальники допускали всяческие злоупотребления, разоряли население незаконными поборами и повинностями, вели себя высокомерно, в том числе и по отношению к духовным властям, превышали свои полномочия, что отмечено в ряде царских указов.
Позже, во время допросов бежавших или высланных из монастыря монахов и бельцов, одним из главных был вопрос о «заводчиках», т. е. организаторах сопротивления.
В «роспросных речах» 1674 г. добровольно вышедший из монастыря иеромонах Митрофан говорил: «В Соловецком... монастыре мятеж учинился о новоисправленых печатных книгах от чернаго священника Геронтья, да от бывшаго Савина монастыря архимарита Никанора, да от келаря Азарья, да от служки Фадюшки Бородина с товарищи... а которые... их братья, священницы, и старцы, и служебники, к их мятежу не приставали... и из монастыря просились, и они... мятежники, их из монастыря не выпустили. А стрелба... зачалась от Никанора архимарита да от служки Фадюшки Бородина с товарищи; и он... Никанор, по башням ходит безпрестанно, и пушки кадит, и водою кропит, и им говорит: «Матушки-де мои галаночки, надежа-де у нас на вас; вы-де нас обороните» ...а Геронтей о стрелбе запрещал и стрелять не велел». Так же вел себя и послушник Геронтия старец Манассия.
Иеромонах Павел повторил показания Митрофана, в том числе и слова Никанора о «пушечках-галаночках», а начало «бунта» и «мятежа» отнес ко времени приезда архимандрита Сергия, т. е. еще к 1666 г. Это подтверждается и показаниями стрельцов, сопровождавших архимандрита Сергия: они слышали, как в монастыре «мирские люди» говорили о том, что находящихся вне монастыря стрельцов надо захватить и каменьем побить. Согласно новым данным, стрельцы сообщали, что среди мирских сторонников сопротивления были «ис тюрем утеклецы и от смертной казни беглецы», возможно, «московские бунтовщики», т. е. участники московских восстаний.
Все допрошенные выходцы из монастыря 1674 г. единодушно отделяли позицию Геронтия в вопросе о вооруженной борьбе, назвав его лишь среди «заводчиков» восстания, но не организаторов «стрелбы»: «Бунт и мятеж завелся с приезду архимарита Сергия, от Никанора и Геронтия; а стрельба началась от Никанора, Азария и Фадейки Бородина». Среди этих же «роспросных речей» особенно интересны показания Геронтия, автора последних соловецких челобитных. Он был среди тех, кого «мятежники» выпустили из тюрьмы и выслали из монастыря после «черного Собора» 16 сентября 1674 г.
На вопрос об организаторах мятежа он ответил иначе, чем другие: мятеж учинился «от всей братьи и от служебников»; заявил, что «челобитную писал по братскому велению», братия и служебники ее одобрили. Если в показаниях других допрашиваемых он предстает как противник лишь «стрелбы», т. е. вооруженной борьбы, то сам он заявил, что был и против всякого сопротивления, против того, чтобы «запирать» монастырь; даже написал об этом «приговор»: «А он... Геронтей, о стрелбе запрещал и в монастыре запираться не велел, и его... воры за то держали в тюрьме и мучили и по се число; и приговор о том он написал, что против государевых ратных людей не биться, и тот приговор был у келаря Азарья». Слова Геронтия о том, что он «не велел» не только стрелять, но и «в монастыре запираться», подтвердил «трудник» Василий Карпов сын Кириловщина. Эта позиция «непротивления», занятая в самом начале восстания группой сторонников Геронтия (ее состав и количество неизвестны), отчетливо предстает и в той части показаний Геронтия, которая относится уже к 1674 г. Геронтий признал себя виновным («а перед великим государем он во всем виноват»), однако заявил, что в немолении не участвовал («и будучи в Соловецком монастыре, за него, великого государя, Бога молил, и ныне молит, и впредь молить должен»); заявил о своей преданности Церкви («и соборной и апостольской Церкви по соборному и святых отец преданию последует»). Однако он не отказался от прежних убеждений: «А новоисправленых печатных книг, без свидетелства с древними харатейными книгами, слушать ему и треми персты крест на себе воображати сумнительно, и боится Страшнаго суда Божия, и хочет он о тех новоисправленых книгах и о кресте достоверное уверение и свидетелство с древними харатейными книгами восприяти от преосвященнаго Иоакима, митрополита Новгородскаго и Великолуцкаго»; митрополит якобы призывал к себе Геронтия, но его не отпустили из монастыря. Геронтий, как и прежде, надеялся на мирное разрешение конфликта путем прений и переговоров, отказывался от сопротивления и призывал к тому других. Так же думали и многие другие священники монастыря.
Рознь между двумя сторонами, отсутствие единства среди остававшихся в монастыре насельников, т. е. сохранение значительным их числом верности Церкви, отмечались с самого начала «сидения». Так, в царском указе И. А. Волохову 1 сентяря 1668 г. говорилось, что «старцы и мирские люди хотят от тех непослушников отстать многие и приходят к вам»; ему делался упрек за его длительное пребывание не у стен монастыря, а в Сумском остроге и на Заяцком острове, из-за чего с Соловецкого острова «морским путем приходить им к вам немочно». Предписывалось по возможности переправиться непосредственно к монастырю с Заяцкого острова, а также подробно узнавать у пришедших, задавать вопросы, «кто имяны в том монастыре ныне пущие непослушники и их советники, и которые в совете с ними быть не хотят, и по сколку их человек на обе стороны, и в чом меж ими рознь, и есть ли у них хлебные и иные какие съестные запасы, и сколко и на сколко им того будет, и от чего им чаять скудость и вскоре ль?».
В декабре 1668 г. из монастыря ушли 11 чернецов и 9 бельцов, «а в монастыре они к мятежником не приставали». Они оказались в Сумском остроге.
Новые документы дают еще больше свидетельств о существовании в монастыре значительного числа лиц, преимущественно рядовых монахов и священников, которые были против восстания и вооруженной борьбы (О. В. Чумичева называет эту группу «умеренной», в отличие от «радикальной»). 18 июня 1669 г. из монастыря было выслано 12 человек, в разные годы сосланных сюда по царским указам, а также 9 старцев и мирян, не поддерживавших восстание. Среди ссыльных также были противники восстания. По утверждению высланных, до трети монастырской братии и мирян не хотели воевать с царем и не одобряли расправу с книгами (в монастыре было уничтожено большое количество новопечатных книг, среди них могли оказаться и древние рукописи; уставщики Геронтий и архимандрит Никанор были против этой акции). Геронтий, согласно новым сведениям, находился в монастырской тюрьме уже с сентября 1668 г., а не с 1670 г., как предположительно считалось ранее. Следовательно, глубокие разногласия имели место с самого начала восстания.
Приводится новая, более ранняя дата введения «немоления» за царя и патриарха — весна–лето 1669 г., в чем усматривается «наиболее острая и определенная форма политического протеста старообрядцев». Келарь Азарий, казначей Симон и др. из традиционной молитвы за царя убрали конкретные имена, вставив слова о «благоверных князех», а вместо молитвы за патриарха и митрополитов — о здравии «православных епископов». Были проведены и другие преобразования. Однако в начале сентября 1669 г. инициаторы наиболее радикальных мероприятий были схвачены и посажены в тюрьму. Им удалось освободиться, завязался бой между «умеренной» и «радикальной» группами, в котором последняя потерпела поражение. 37 человек, среди них келарь Азарий, Симон, Фаддей Петров, были высланы из монастыря и схвачены стрельцами Волохова. На свободу был выпущен Геронтий. Новые, «умеренные», лидеры в 1670 г. начали переговоры о сдаче монастыря, а в 1671 г. подтвердили, что монастырь откроет ворота, если царские войска снимут осаду, а вместо Иосифа в обитель будет назначен другой архимандрит. «Умеренные» лидеры категорически отказались от союза с мирянами, обвиняя «радикальную партию» в опоре на бельцов. Однако в августе-сентябре 1671 г. «умеренные» потерпели поражение, но сопротивление восстанию в осажденном монастыре не прекратилось. Так, городничий старец Яков Соловаров вскоре организовал заговор с целью открыть ворота войскам и тем самым прекратить сопротивление и восстание в целом.
Новые документы подтвердили правильность сообщений митрополита Игнатия и других источников о роли пришлых людей, об участии в восстании разинцев, занимавшихся военной стороной обороны. Сведения об этом имелись и ранее, в частности в «роспросных речах» старца Пахомия (июнь 1674 г.). «...А в монастырь... в разиновщину пришли многие капитоны чернцы и белцы из понизовых городов, те (т. е. «капитоны».— Н. С.)... их, воров, и от Церкви, и от отцов духовных отлучили». Это важное свидетельство о том, что даже религиозная позиция находившихся в монастыре (а не только по отношению к вооруженной борьбе) не всегда была выражением внутреннего настроя монастыря, но формировалась под влиянием пришлых людей, т. е. извне. Прямо не говорится о том, что пришли именно «разинцы», сказано лишь, что «капитоны» пришли «в разиновщину» (1670–1671). «Капитонство» упомянуто еще раз, и именно его сторонники предстают как противники «сдачи»: «А в монастыре заперлись и сели на смерть, здатца же никоторыми образы не хотят, и стало у них за воровство и за капитонство, а не за веру стоять».
По данным О. В. Чумичевой, «неоднократно в источниках упоминается и то, что среди участников восстания в Соловецком монастыре были разинцы... Однако, несмотря на активную роль пришлых людей, нельзя утверждать, что именно они возглавили руководство восстанием». В «роспросных речах» старца Пахомия названы и те, на кого в основном опирались руководители восстания: «Да у них же... в монастыре собралось московских беглых стрелцов, и донских казаков, и боярских беглых холопей, и крестьян, и розных государств иноземцов: свийские немцы, и поляки, и турки, и татаровя, те... у воров, у келаря, и у городничих, и у сотников лутчие верные люди». К сообщению о пребывании в монастыре донских казаков можно добавить, что и сам С. Т. Разин ходил туда на богомолье в 1652 и в 1661 гг. Старец Пахомий сообщил также, что в монастыре находится около 300 человек братии и больше 400 бельцов. Эти же цифры назвал другой «выходец» из монастыря — старец Александр, подтвердивший и информацию о социальном составе бельцов. Он сообщил о наличии в Соловецком монастыре «белцов разных чинов людей, московских беглых стрелцов, и донских казаков, и беглых боярских людей». Однако в уже цитированных «роспросных речах» сентября 1674 г. называлось другое, значительно меньшее число: 200 человек братии и 300 бельцов, за годы блокады умерли от цинги и были убиты 33 человека.
Игнатий, митрополит Сибирский и Тобольский, прямо говорит о том, что в монастырь из Астрахани пришли «спомощники» Разина, «тогда убо уже и братству, иноком и бельцем, волю свою отъяша, и поставиша себе началником Фадейка Кожевника и Ивашка Сарафанова, и начаша быти во всем противны не токмо святой Церкви хулами, но и благочестиваго царя не восхотеша себе в государя имети». Казаки призывали монахов: «Постойте, братие, за истинную веру». Речь шла, надо полагать, именно о призыве к вооруженной борьбе. События, о которых идет речь, происходили в самом начале восстания, так как названный здесь Фаддей Петров находился вне монастыря, в Сумском остроге, как сказано выше, уже осенью 1669 г. Следовательно, «спомощники Разина» оказались в монастыре еще до начала Крестьянской войны 1670–1671 гг., т. е. «разинцами» их сделало, по-видимому, участие в ранних походах.
А. А. Савич, не отрицая факта участия разинцев в Соловецком восстании, не признавал за ними видной, а тем более руководящей роли]. Если принять свидетельство митрополита Игнатия о том, что Фаддей Кожевник был разинцем, то становится очевидной именно их роль в победе не сторонников «непротивления», а агитаторов стрельбы по царским войскам
(следует напомнить, что Геронтий, противник вооруженной борьбы, оказался в тюрьме уже в сентябре 1668 г., а Фаддей Петров находился в монастыре бесспорно ранее, и вероятно, намного ранее осени 1669 г.). Имя Фаддея неизменно называется в ответах на вопрос, кто начал стрелять по царским войскам. Даже находясь в заключении в Сумском остроге, он отправлял в монастырь письма, настаивая на своей линии («а велел им осаду крепить накрепко и здаватца... не велел»). Именно в контексте сообщения о письмах Фаддея Бородина в «роспросных речах» старца Пахомия находятся и цитированные выше слова, отражающие мнение какой-то части осажденных («называют Соловецкий монастырь своим монастырем»).
Противоречия внутри монастыря обострились в конце 1673–1674 гг. Как показал уже упоминавшийся иеромонах Павел, 28 сентября 1673 г. «был у них в Соловецком монастыре черный Собор, чтоб за великого государя богомолие оставить». Но священники продолжали молиться за царя. 16 сентября 1674 г. (показания Митрофана и др.) состоялся новый Собор, среди участников которого произошел бунт. Сотники Исачко и Самко угрожали келарю Азарию, что они прекратят свою военную службу («ружье на стену положили») из-за того, что «они, воры, за великого государя священником Бога молить не велели, а священницы их не слушают и за великого государя Бога молят, а они... воры, того слышать не хотят... а про великого... государя говорят такие слова, что не только написать, но и помыслить страшно. И сели... они, воры, в монастыре на смерть, сдаться никоторыми делы не хотят». После этого из монастыря были высланы содержавшиеся в заключении в жестоких условиях противники вооруженной борьбы, оказавшиеся в руках воеводы И. Мещеринова.
Придавало ли «немоление» за государя политический и гражданский характер движению? Рассматривая этот вопрос на более позднем материале, а также анализируя старообрядческие эсхатологические сочинения, Н. С. Гурьянова сделала вывод, что их авторы высказывали своеобразные «политические концепции», но определение «политические концепции» поставлено в кавычки. И это совершенно справедливо, поскольку подчеркивает его условность. Можно предполагать, что причиной ужесточения осады монастыря и действий царских войск была именно активизация в конце 1673–1674 гг. поборников «немоления за царя», рассматривавшегося как государственное преступление. Для правительства не имело значения отсутствие в монастыре единства по этому вопросу и разногласия среди восставших.
На последнем этапе восстания, «сидения», воеводе И. А. Мещеринову, находившемуя в Соловках с января 1674 г., было предписано ужесточить осаду, продолжать ее и зимой. Подвоз продуктов окружающим населением сделался невозможным, начались цинга, мор. Монастырь, впрочем, обладал достаточными запасами продовольствия и вооружения, осажденные укрепляли боевые стены и могли продержаться долго. Но один из тех, кого восставшие насильно удерживали в монастыре, показал стрельцам проход в стене, и они завладели монастырем в январе 1676 г.
Жестокая расправа с участниками восстания не прекратила распространения старообрядчества, а напротив, способствовала его усилению; политическое и военное участие государства в конфликте, по происхождению религиозном и внутрицерковном, провоцировало действия, придававшие сопротивлению социальное и политическое звучание.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

История Христианства

Совершение Таинства

News image

Елеосвящение совершается над православными людьми старше семи лет. Обычно оно совершается в храме, но тяжело больным может быть преподано на до...

Иоанн Божий

News image

Родился в Монтеморо Нуово (епархия Эвора), Португалия, 8 марта 1495 г.; умер в Гранаде, Испания, 8 марта 1550; канонизирован Папой Ал...

Сущность Христианства

News image

О сущности христианства было высказано много самых разнообразных мнений. Но никто и никогда не смог определить эту сущность так, как ее...

Святой апостол Андрей Первозванный

News image

Святой апостол Андрей Первозванный - один из двенадцати апостолов, избранных Самим Господом для евангельской проповеди. По преданию, он проповедовал в Ск...

Смысл и значение Таинства Священства

News image

Священство есть таинство, в котором через святительское рукоположение на правильно избранного нисходит Святой Дух и поставляет его совершать таинства и па...

Таинство Елеосвящения

News image

«Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазавши его елеем во имя Господне. И ...

Русские сектанты

News image

Дробление старообрядчества, отпочкование от него и от ортодоксальной церкви новых групп верующих, объясняющееся многими причинами, в том числе общественными, политическими и ...

Общий совет по церковным делам

News image

ВСТУПЛЕНИЕ 3.01 Данная глава касается, главным образом, наших основных собраний по церковным делам, и, в частности, месячных и подготовительных собраний. Присутствие на...

Рекомендации по вопросу об абортах

News image

(приняты 12 октября 1992 года на Годичном совещании Исполнительным комитетом Генеральной Конференции) Современное общество столкнулось с вопросом моральной дозволенности абортов. В ко...

Община русских католиков

News image

Клириками этой общины стали Алексий Зерчанинов, Евстафий Сусалев и Иоанн Дейбнер, а мирянами — несколько представителей русской аристокра...

Методизм является ответвлением протестантской церкви в

News image

Методизм появился в семнадцатом веке при помощи отделения от английской церкви, и нуждался в методическом и последовательном следовании абсолютно всем ...

(Владимир Попов) ЕВАНГЕЛЬСКИЕ ХРИСТИАНЕ – ПАШКОВЦЫ:Возн

News image

К сожалению, в глазах большинства наших современников историческое дерево христианства, выросшее на русской почве, представляется узко однолинейным, только православным, лишенным ве...