Святые христианства:

Святой Алексий

News image

30-го марта (17-го по старому стилю) Церковь празднует память святого Алексия, человека Божия. Дивный этот святой и ...

Азбука христианства:

Азбука православного христианина

Храм начинается с молитвы. Богу угодна не всякая молитва, но произносимая с верой, пониманием и в правильном состоянии духа. Поэтому пе...

СИМВОЛ ВЕРЫ

Православная христианская вера в наиболее кратком, емком и доступном виде, изложена в молитве, называемой Символ Веры . Эту молитву об...

БОГ ОТЕЦ

О том, что Бог един, мы можем узнать не только из откровения Божьего, из Библии, но и наблюдая окружающий нас мi...

Авторизация



Партнеры

Главная - Адвентисты - Адвентизм был рожден не в вакууме

Христианское богословие

News image

Конкретное рассмотрение христианской религии необходимо включает в себя знакомство с христианской теологией, которая имеет целью до...

Христианство

News image

Христианство принципиально не может быть сведено к вероучению, к морали, к традиции, потому что по св...



Адвентизм был рожден не в вакууме
Направления - Адвентисты

адвентизм был рожден не в вакууме

«Однажды я прочитал, — пишет Дуглас Фрэнк, — об одном первобытном племени, члены которого, когда их спросили, откуда они взялись на том клочке земли, ответили любознательному антропологу, что их предки спустились с неба по лозе. Я рос с очень похожими представлениями о возникновении евангельских церквей. Мы были просто-напросто нынешним воплощением Церкви первого века, несколько видоизмененным, протестантской Реформацией, совсем чуть-чуть, после долгого периода римской тьмы. Но вот откуда именно мы здесь взялись, было скрыто завесой тайны, которую никто как будто и не собирался разгадывать» (Less Than Conquerors, vii).

Недоумение Фрэнка по поводу его евангелического происхождения, наверное, сродни тому чувству, которое испытывают многие адвентисты, когда задумываются о своих богословских корнях. Эта глава и следующая посвящены богословскому контексту раннего адвентизма, и исследовать его они будут на двух уровнях: во-первых, общая богословская среда, в которой возник адвентизм, и, во-вторых, вклад миллеризма в адвентистское богословие. Большинству читателей, наверное, больше знакома вторая из двух этих категорий.

Богословские корни адвентизма

Североамериканский протестантизм девятнадцатого века был чадом Реформации шестнадцатого века. Многим адвентистам этот факт хорошо известен, но они приходят к ошибочному выводу, что их Церковь является наследницей тех ветвей Реформации, во главе которых стояли Мартин Лютер, Жан Кальвин или Ульрих Цвингли. Да, адвентистская концепция спасения по благодати действительно появилась под влиянием этих и других выдающихся деятелей Реформации, однако с богословской точки зрения адвентизм ориентирован прежде всего на движение, которое у церковных историков принято именовать радикальной Реформацией, или анабаптизмом.

В то время как основные направления Реформации сохранили такие учения, как крещение младенцев и государственная поддержка Церкви, анабаптисты отвергли обе эти доктрины как небиблейские. Они считали, что крещению должна предшествовать вера, и ратовали за отделение Церкви от государства. «Отцы» Реформации разработали концепцию sola scriptura (только Библия), однако анабаптисты были убеждены, что основные реформационные церкви не следуют этому принципу. Анабаптизм стремился полностью вернуться к библейским учениям. По их мнению, ни Лютер, ни Кальвин, ни Цвингли не завершили начатое, остановились в своем богословии на полпути к цели. Анабаптизм в лучших своих проявлениях был шагом от церковной традиции и жестких символов веры к идеалам новозаветной Церкви.

Хотя с точки зрения церковной структуры анабаптизм большого влияния на американские религиозные организации начала девятнадцатого века не оказал, евангелические конфессии того времени были буквально пропитаны анабаптистским духом. Нигде этот дух не проявлялся более ярко, чем в движении, которое церковные историки именуют реставрационизмом. Реставрационизм (иногда его еще называют христианским примитивизмом) играл жизненно важную роль во многих американских религиозных движениях начала девятнадцатого века. Возникнув около 1800 года сразу в нескольких частях Соединенных Штатов, это движение вознамерилось реформировать церкви, восстановив в них все новозаветные учения. Реставрационисты не хотели соглашаться с тем, что Реформация ограничилась лишь шестнадцатым веком. Они считали, что Реформация, начавшись в шестнадцатом веке, не закончится до тех пор, пока не исчезнут последние следы традиции и библейские учения (особенно новозаветные) не утвердятся в Церкви. Перед реставрационистским движением стояла задача завершить неоконченную Реформацию.

Подобно анабаптистам реставрационисты исповедовали радикальный взгляд на sola scriptura. Они искали библейского подтверждения для каждого принципа, которого придерживались. Библия была их единственным руководством в вере и практической жизни. Если Библия говорила что-то, о том же говорили и они; если же Библия о чем-то умалчивала, то и они хранили об этом молчание. Кроме того, реставрационисты выступали против символов веры. Они не исповедовали никакого символа. Символом веры для них была сама Библия.

Дух реставрационистского движения в значительной мере определял богословскую повестку дня для большинства американских протестантов в первой половине девятнадцатого века. В то время как некоторые церкви выросли непосредственно из этого движения (например, Апостолы Христа, церкви Христа и Христианская церковь), наибольшее влияние реставрационизма выразилось в том, что он взращивал в приверженцах разных христианских направлений стремление вернуться к библейским корням. Он проник в менталитет американских протестантов тех времен.

Одна из ветвей реставрационистского движения сыграла особую роль в судьбе адвентистов седьмого дня; речь идет о «Христианской связи» (Christian Connexion). Джеймс Уайт и Джозеф Бейтс (двое из трех основоположников адвентизма) принадлежали к этому ответвлению. Кроме того, Джошуа В. Хаймс (второй по влиятельности миллеритский лидер) тоже был служителем этой церкви.

В целом «Христианская связь» оказала огромное влияние и на миллеритский, и на более поздний субботствующий адвентизм. Мы не будем вдаваться в общие рассуждения; достаточно будет двух примеров. Во-первых, Бейтс, «апостол субботы», выработал концепцию седьмого дня субботы, как одну из истин, которые нужно возродить в Церкви до возвращения Христа (The Seventh Day Sabbath: A Perpetual Sign [1847], 60). Во-вторых, Бейтс и Уайт привнесли в адвентизм неприятие Троицы именно из своего реставрационистского прошлого. Некоторые реставрационисты указывали, что в Библии ни разу не использовано слово «Троица». В конце концов они стали рассматривать Троицу как одну из тех доктрин, которые христианство восприняло в средние века как следствие «великого отступления» от Священного Писания (см. главу 5).

Третьим фактором, сформировавшим существенную часть богословского контекста раннего адвентизма, был методизм. Методистское, или веслианское, движение имеет для адвентизма седьмого дня особое значение, поскольку третий его основоположник, Елена Г. Уайт, выросла в Методистской епископальной церкви. Как и реставрационизм, методистское богословие пропитало сознание Америки начала девятнадцатого века. Это была не только самая быстро растущая деноминация тех времен. Дело в том, что ее ориентация на свободную волю человека (в отличие от концепции предопределения, свойственной для пуританского наследия) вполне согласовывалась с жизнью американского народа, который убедился, осваивая новые территории, что всего можно достичь, стоит только захотеть чего-то и как следует засучить рукава ради поставленной цели.

Методизм проповедовал такие идеи, как смерть Христа за всех людей без исключения, а не просто за предопределенных избранных. Методисты были убеждены, что у человека есть свободная воля, не зависящая от предопределения, что Божий Дух работает над каждым человеком через предваряющую благодать (предшествующую спасающей благодати), чтобы пробудить его к осознанию своей нужды во Христе; что люди могут принять спасение, верой откликнувшись на влияние Божьего Святого Духа; что человек может отвергнуть благодать и ожесточить свое сердце; и что христианин может отпасть от благодати через отступничество. Эти богословские представления явно противоречили унаследованному от пуритан-кальвинистов менталитету, который господствовал в Америке, когда она была еще колонией. Однако методистское понимание вполне соответствовало миру, в котором жизнь людей зависела от их решений и поступков и где такое явление, как ревивализм, помогало людям отдавать свои сердца и души Христу. Адвентизм седьмого дня был рожден с такими вот методистскими понятиями в сердце.

Еще одним вкладом методизма, оказавшим глубокое влияние на американское христианство начала девятнадцатого века в целом и на адвентизм седьмого дня в частности, была концепция освящения, разработанная Джоном Уэсли. Уэсли (1703—1791) был полностью за реформационную концепцию оправдания по вере, но он выступал резко против тех, кто делал на ней особый упор, доводя ее до крайности анти-номизма (доктрина, которая ведет к преуменьшению значения послушания в христианской жизни). В качестве противовеса Уэсли ставил акцент на освящении как процессе уподобления Иисусу. Для него оправдание было мгновенным, тогда как освящение — делом всей жизни. Оправдание совершается через вмененную, а освящение — через наделяемую праведность Христа.

Кроме того, Уэсли делал упор на христианском совершенстве характера. Однако в своем понимании этого вопроса он был далек от средневековой, монашеской концепции совершенства как полной или абсолютной безгрешности, в которой человек, достигнув определенного состояния, остается неиз-менным. Напротив, он придерживался динамичной библейской концепции постоянного возрастания в совершенной любви к Богу и ближним (см. мою книгу Pharisee's Guide to Perfect Holiness, 156, 163—166).

Именно веслианский (методистский) акцент на освящении и совершенстве привнесла в адвентизм Елена Уайт (см., например, Наглядные уроки Христа, с. 67—69; ср. Мф. 5:43— 48). Она была склонна пользоваться веслианским языком и веслианскими понятиями, хотя и не соглашалась с Уэсли в том, что христианин может усовершиться во мгновение ока в какой-то определенный момент своей земной жизни или что подобный усовершившийся христианин способен осознавать свое собственное совершенство. Позднее среди адвентистов возникло ненужное напряжение, когда они приняли, по примеру Елены Уайт, веслианское употребление понятия «совершенства», интерпретируя его в рамках средневековых (лютеранских и кальвинистских) определений этого термина.

Нам необходимо признать влияние анабаптистского менталитета, реставрационизма и веслианства на концепции и развитие адвентизма. Однако далеко не только эти богословские направления, при всей их немаловажной роли, оказали воздействие на раннее адвентистское мышление. Еще одним влиятельным фактором, как ни странно, был деизм — скептический взгляд, отвергающий христианство с его чудесами и верой в сверхъестественное происхождение Библии. В качестве высшего авторитета деизм обращался к человеческому разуму, а не к библейскому откровению. И это очень важно для понимания адвентистских богословских корней, потому что Уильям Миллер был деистом. Он и люди его поколения жили в мире, в котором высоко ценился рациональный подход ко всему, включая религию. По большому счету Миллер использовал тот же логический подход и в своих библейских исследованиях. Так что после обращения в христианскую веру он мог с полным правом назвать свой опыт общения с Библией «пиром разума» (William Miller's Apology and Defence, 12). Метод евангелизации Миллера был нацелен на разум его слуша-телей, а не на их сердца и эмоции.

Подобный интеллектуальный подход к религии сыграл центральную роль в субботничестве, а позднее и в адвентизме седьмого дня. Даже и сегодня, когда адвентист говорит, что кто-то «знает истину», это обычно означает, что этот «кто-то» понимает доктрины на интеллектуальном уровне — более широкий, более эмпирический смысл концепции «знания», присущий Библии, здесь не при чем. С другой стороны, люди, не пожалевшие времени на изучение адвентистского понимания доктрин, обычно приходят к заключению, что оно вполне логически обосновано.

Еще одним, пятым, фактором, формировавшим богословский фон раннего адвентизма, было пуританское влияние, которое играло большую роль в философско-религиозной среде Америки девятнадцатого века. Они не только сильно упирали на авторитет Библии и христианский долг по отношению к закону, но и особо подчеркивали важность строгого соблюдения субботы (то есть первого дня недели, который они называли «днем Господним», субботой, и соблюдали его как библейскую субботу, седьмой день недели). По сути дела, никто за всю историю христианской Церкви, от первого века и до начала века девятнадцатого, не придавал субботству столь огромное значение, как пуритане.

Для американского пуританства «христианская суббота» была не только днем поклонения. В ней был скрытый намек на завет, который включал в себя не только верность Богу, но и весь образ жизни. «Заветное» мышление зиждется на том представлении, что если общество верно Богу, Он благословит его, а если оно не ходит Божьими путями, Он Свое благословение обязательно отнимет. Для пуритан, как отмечает Уинтон Солберг, соблюдение субботы было «вечным знамением» их верности (Redeem the Time, 37, 282—297). Этот образ мысли, вкупе с пуританским пониманием, согласно которому функция организованного христианства состоит в преобразовании и, следовательно, в исправлении общества, приводил к непрекращающимся попыткам пуританских сообществ узаконить христианскую мораль. Одним из результатов такого соединения идей стала инициатива по принятию воскресного законодательства, с которой пуритане выступали еще в Англии и которую подхватили их наследники в Северной Америке.

Пуританские идеи по поводу святости воскресного дня и долга христиан придать христианской морали силу закона в конечном итоге вышли за пределы самого пуританства. К девятнадцатому веку пуританские представления о субботстве проникли в образ мышления религиозных людей, живших в Соединенных Штатах. Короче говоря, соблюдение субботы стало в той же мере социальным и политическим вопросом, что и церковным. Кроме того, именно эта повсеместная озабоченность навела первых субботствующих адвентистов на мысль о важности субботы, да еще и дала им основание для истолкования заключительного конфликта по поводу соблюдения Божьих заповедей, упомянутого в Откр. 12:17 и 14:12.

Вкупе с описанными выше религиозными и интеллектуальными тенденциями, в основание раннего адвентизма легла уверенность в способности «простого человека» заниматься богословскими изысканиями. Прежде богословие было по большому счету уделом ученых мужей, однако развитие демо-кратии в начале девятнадцатого века предоставило мирянам возможность брать на себя руководящую инициативу. Это сыграло важную роль для адвентизма, поскольку ни Уильям Миллер, ни первые руководители субботствующих христиан не имели богословского образования. По выражению Милле-ра, Бог может наставлять Своих верных в истине, даже если «они не разумеют древнееврейского или древнегреческого» (Midnight Cry, Nov. 17, 1842, 4).

Девятнадцатый век в начале своем стал также свидетелем распространения классического научного метода, о котором писал еще Фрэнсис Бэкон. Все больше и больше людей принимались за изучение окружающего мира, выявляя научные факты, собирая сведения об естественном мире и делая на их основе научные выводы. В Америке девятнадцатого века ту же самую методологию применили и в отношении Библии. Собери все соответствующие библейские факты (или тексты) на заданную тему, и ты сможешь сделать правильное истолкование.

Взгляды на тысячелетнее царство

Отмеченные выше интеллектуальные тенденции существовали в американском обществе, которое, по словам Эрнеста Сандина, было «опьянено тысячелетним царством» (Roots of Fundamentalism, 42). Эксцессы французской революции, сопровождаемые такими «знамениями времени», как лиссабонское землетрясение, пробудили среди исследователей Библии беспрецедентный интерес к событиям последнего времени, включая начало тысячелетнего царства.

Этому интересу к событиям последнего времени сопутствовало религиозное возрождение, которое длилось в Северной Америке с конца восемнадцатого века и до начала 1840-х годов. Получившее известность как «второе великое пробуждение», это движение сопровождалось волной реформ, на-правленных на совершенствование как общественной, так и частной жизни, дабы проложить путь началу тысячелетнего царства. Так что Чарльз Финней, величайший евангелист своего времени, имел все основания провозгласить в 1835 году, что «если Церковь выполнит свой долг, то тысячелетнее царство может наступить в нашей стране буквально через три года» (Lectures on Revivals, 282).

Именно в такой атмосфере ожидания, свойственной для 1830-х годов, начал свою проповедническую деятельность баптист-мирянин по имени Уильям Миллер. Однако у Миллера было одно серьезное отличие от прочих проповедников в понимании тысячелетнего царства. Он считал, что возвращение Иисуса Христа состоится в начале этого тысячелетнего периода, описанного в 20-й главе Откровения, тогда как почти все его современники были убеждены, что Второе пришествие произойдет по его окончании. Таким образом, Миллер был премилленаристом, а не постмилленаристом. Его вера в то, что Иисус придет в ближайшие несколько лет, делала его проповеди по-особому зажигательными.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

История Христианства

Святой апостол и евангелист Марк

News image

Дни памяти: Январь 4 (70 ап.), Апрель 25, Сентябрь 27, Октябрь 30 Святой апостол и евангелист Марк, на...

Какова сущность христианства?

News image

Чтобы понять сущность христианство надо задать первоначальный вопрос «что такое христианская религия?» или более рудиментарный вопрос «что такое религия?». Сутью ре...

Святитель Николай Чудотворец

News image

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец, прославился как великий угодник Божий. Особо он почитается в России как скорый помошник в са...

Сущность христианства

News image

Из книги Ивана Андреева Православная апологетика , изданной в серии Духовное наследие русского зарубежья , выпущенной Сретенским монастырем в ...

Св. Елизавета Венгерская

News image

Св. Елизавета Венгерская, дочь венгерского короля Эндре II из династии Арпадов, родилась в 1207 году в Шарошпатаке (совр. Венгрия). В че...

СВЯТОЙ АПОСТОЛ ИАКОВ, БРАТ ГОСПОДЕНЬ ПО ПЛОТИ

News image

Сего апостола Иакова, согласно с божественным Евангелием (Матф. XIII, 55) и словами ап. Павла (Гал. I, 19), Православная Церковь называет сы...

Протестанты: кто они?Деноминация или секта, церковь или

News image

ПРОТЕСТАНТИЗМ (от лат. protestans, род. п. protestantis — публично доказывающий), одно из основных направлений в хр...

Капитон

News image

Глава книги: С.А.Зеньковский. Русское Староо...

Римско-католическая церковь

News image

Количество прихожан этой церкви составляет около 1,1 миллиарда человек, что делает эту конфессию крупнейшим христианским объединением. Римские като...

Московские квакеры выступили с заявлением в связи с обо

News image

Пресс-служба Московского религиозного общества Друзей (квакеров) распространила сегодня заявление, в котором выражается обеспокоенность обострением российско-грузинских отношений. В документе говорится: В по...

Старокатолицизм

News image

Старокатолицизм — группа национальных церквей, возникших в 1870-е годы вследствие неприятия частью духовенства Римско-католической церкви решений Первого Ватиканского собора: догмата о ...

Утрехтская уния старокатолических церквей

News image

История Унии Уния - это объединение старокатолических церквей, которые объединяет общая вера, общие литургические порядки и устройство. Все члены церкви находятся в полн...